Свингеры

Групповой секс с молодой женой на курорте в Турции

Добавил: admin | Дата: 27-04-2014, 17:58

Групповой секс с молодой женой на курорте в Турции

Это произошло в Анталии. Я с молодой женой Женей, 21 года, решил отдохнуть в Турции. Когда мы брали путёвки, мы попросили, чтоб нас поселили в отель, где было б много русских, надеясь завязать знакомство с кем-нибудь, и не проводить отпуск в одиночестве. Мне было 24 года, и мы были женаты уже почти два года. Изучив друг друга в постели, мы были счастливы в браке.
     
Так, вот. Прилетев, и устроившись в гостинице, мы провалялись первые два дня на пляже и в столовой, изучая местный сервис «всё включено». Присматриваясь к окружающим мы не находили достойной нас пары. Либо это были скучающие старики, либо вечно пьющие бесплатный алкоголь группы молодых людей. Нам не хотелось провести отпуск в пьяном угаре, а посетить тут хоть несколько экскурсий, благо из иллюминатора самолёта мы видели прекрасные горы и красивое побережье.
     
Вечером второго дня мы сидели у бассейна отеля, за столиком и, закончив ужин, ожидали начала увеселительной программы. Женя была одета в коротенькую юбочку, и облегающий топик, под которым не было лифчика, и были отчётливо видны соски её упругой груди. На ногах у неё были белые босоножки на высоком каблучке. На мне же была яркая гавайская рубашка и шорты. Вокруг царило атмосфера веселья. Турки говорящие по-русски почти без акцента, начав с нескольких анекдотов, затем перешли на весёлые конкурсы с подколками.
     
 — Вы позволите? Можем ли мы присесть к вам?
     
Рядом с нашим столиком стояла немолодая пара. Ему на вид было 55 лет, а ей где-то 48. Несмотря на это женщина была одета в облегающее открытое платье тёмно-синего цвета, которое заканчивалось сантиметров 15 выше колен, что позволяло разглядывать её стройные не по годам бёдра. На ней были туфли под цвет платья, также на высоком каблуке. Шея и руки женщины украшало большое количество золотых украшений, а на лице был строгий, , но в тоже время со вкусом нанесённый макияж. Кудрявые и слегка седые волосы украшали её голову, а лицо было словно у греческой богини.
     
 — Да, конечно. Присоединяйтесь, – я, привстав, подвинул даме стул.
     
 — Спасибо, — немного кокетливо сказала она, слегка улыбнувшись мне.
     
Мы, попивая холодные соки и пиво, принялись следить за ходом шоу-программы. Публика дружно хохотала, когда казусным образом кто-либо или побеждал или пролетал в очередном конкурсе. На один из конкурсов забрали Женю. И когда они с каким-то мужчиной с завязанными сзади руками весело плясали, вдруг не сообладав со своим весом и изрядно выпивший партнёр поскользнулся и повалился на мою молодую жену. Женя упала попой на помост, а мужик угодил лицом прямо ей под юбку, уткнувшись ей в промежность. Когда его вытащили, казалось, что он увидел там что-то необычное. Что этот козёл там мог увидеть? Его глаза кружились в орбитах как бешеные шарики. Все опять дружно засмеялись, а Женя, высвободившись от связывающих её руки сзади верёвок, стеснительно возвращалась к нашему столику. Но её приветствовали дружные аплодисменты и она, подняв взгляд и окинув им окружающих, плюхнулась в кресло рядом со мной.
     
 — Убью гада. – Процедил сквозь зубы я.
     
 — Не стоит так кипятится молодой человек. По моему, все вам уже обзавидовались. – Мужчина, протягивая руку, представился, — Алексей. А мою жену зовут Элеонора.
     
 — Женя, — сказала жена, и затем обращаясь ко мне. — Ну что ты Толик? Ничего ведь не случилось. На мне ведь есть трусики, и ничего он увидеть не мог.
     
 — Ещё не хватало, что бы их на тебе не было. Хотя знаю я твои трусики, они, что есть, что нет.
     
 — Полно те вам молодые люди. Давайте выпьем за знакомство. Я закажу шампанское.
     
Я постепенно отходил, да 

и наши застольники, назовём их так, стали вызывать во мне больший интерес, чем происходящее на сцене. Они выглядели очень интелегентно, интересно вели беседу. Мы выяснили, что живём относительно не далеко друг от друга, часа в трёх езды, выяснили, что они также приехали сюда, и тоже только вдвоём. Мне казалось, что у нас много общего хотя мы находились в разных возрастных группах. Любой из моих друзей спросил бы, что мы делали с этими стариками? Но я сам поражался, как было интересно общаться с Алексеем, а Элеонора была женщиной в полном смысле этого слова. Я даже поперхнулся от мысли, когда пытался взглянуть на её бёдра, слегка видневшиеся из-под платья. Нет, конечно, сексуальнее моей Женьки никого не было, но вот женственней? Молодостью и задором мою жену никто не обгонит. А вот женской загадкой Элеонора притягивала.
     
Начались танцы. Сначала зажигательные, быстрые. Мы, извинившись перед нашими новыми друзьями, побежали прыгать. Весело крутясь и резвясь, наша пара явно вызывала восторг у отдыхающих. Я также видел, что наши застольщики смотрели только на нас. Примерно через час мы уставшие вернулись к столику попить чего-нибудь.
     
 — Вы хорошо танцуете. – Алексей умел делать комплименты.
     
 — Спасибо. А вы чего не идёте.
     
 — Ну, сами понимаете, не тот возраст.
     
 — Да не стесняйтесь. Тут все уже давно пьяные. Да и кто вас здесь знает? А возраст нужно стрясти, в танце! – Женя не унималась.
     
Ей явно захотелось, чтоб они сорвались. Она потянула за руку Алексея.
     
 — Пойдёмте.
     
Алексей, взглянув на жену, встал, глотнул коньяку и пошёл за тянущей его Женей.
     
 — Элеонора, я вас тоже приглашаю. – Я, встал и протянул руку.
     
 — Ну, что ж, давай попробуем.
     
Мы, вчетвером образовав маленький кружок, бесились в бешеном клубке веселящихся и танцующих отдыхающих. Судя по реакции новых знакомых, им это нравилось, и они давно этому не предавались. Они пытались задорно отплясывать вместе со всеми, но быстро устав вернулись к столику. Мы чуть попрыгали и присоединились к ним.
     
 — Как вам.
     
 — Очень хорошо. Вы довольны.
     
Чуть отдохнув, мы снова и снова уходили и возвращались с танцпола. Наши «старички» оказались очень даже весёлыми. Начались медленные танцы. Я, конечно, пригласил Женю и мы, прижавшись, принялись танцевать.
     
 — Как тебе они? – Первой спросила жена.
     
 — Мне нравятся. Что-то тянет к ним. Но у нас большая разность в возрасте.
     
 — Мне тоже нравятся.
     
Мы ещё долго танцевали и, подняв голову я увидел рядом с нами у же обнявшихся и танцующих Алексея и Элеонору. Они двигались очень грациозно. Чувствовалась какая-то выучка.
     
На следующий танец я уже пригласил Элеонору, а Женя с Алексеем остались сидеть за столиком. Когда мы прошли на танцпол, я вдруг почувствовал некоторую неуверенность. Мне были без разницы суждения посторонних о том, что я танцую с женщиной старшей меня в два раза. Меня охватило странное волнение, когда руки женщины нежно легли мне на плечи, а груди слегка утёрлись в меня, когда я, обняв её за талию, прижал к себе. Элеонора, как мне показалось, сама чуть дрожала. Она смотрела мне в глаза каким-то интересным взглядом, пока мы плавно двигались в танце. Я, находясь близко к ней, почувствовал нежнейший аромат её духов. Этот дорогой запах очень нравился мне, и я непроизвольно потянулся вперёд. Когда же я дотронулся губами щеки женщины и как мне кажется, чуть поцеловал её, сознание ко мне вернулось. Что же я делаю? Я отпрянул….
Элеонора, чуть наклонив голову назад и закрыв глаза, млела от этого прикосновения. Она открыла глаза и, стрельнув по сторонам, тоже вспомнила, что мы не одни. Мы вдвоём посмотрели на наш столик. Женя и Алексей о чём-то весело болтали, и им до нас казалось, не было никакого дела. Мы, повернувшись друг к другу, смущённо улыбнулись. Музыка закончилась. Я повёл женщину к столику. Точнее повела она меня. Идя сзади, я поражался, как грациозно она шла. Идеальная фигура, красивая походка, перекатывающиеся ягодицы. Ужасно, о чём я думаю?
     
Уже было поздно и, объявив, что лучшей парой на танцах признаны мы с Женей и вручив нам огромную, двухлитровую бутылку шампанского, турки закрывали сегодняшний шоу-вечер.
     
 — А давайте пойдём к нам и продолжим? У вас такая большая бутылка и вам самим её не осилить.
     
 — Мне тоже не хочется пока останавливать этот прекрасный вечер. Пойдёмте. – Женя заулыбалась.
     
Взявшись под руку, супружескими парами мы пошли в отель. Номер у наших друзей оказался классом выше и намного больше нашего. В нём спальня была разделена от большой комнаты. В посреди большой комнаты стоял диван, были телевизор, аудио центр, журнальный столик и пр.
     
Зайдя, Женька, конечно, всё сразу оглядела, как кошка, принюхивающаяся к новому месту. Мы же с Элеонорой уселись на диване. Нашу бутылку шампанского никто и не собирался открывать. Сказав, что это будет хорошим воспоминаниями дома, Алексей, достав из бара свои бутылки, предложил коньяк, вино. Элеонора и Женя выбрали мартини, а я согласился на коньяк. Алексей включил медленную романтичную музыку и пригласил Женю на танец. Они плавно двигались по комнате, а мы с Элеонорой вели разговор на темы касающиеся работы. Она интересовалась, чем я занимаюсь, ну и всё в этом духе. Наши супруги плавно двигались, и как мне показалось

рука Алексея, уже съезжала ниже талии моей жены. Но сейчас меня почему-то это не интересовало. Я украдкой поглядывал на бёдра близко сидящей Элеоноры. Она пододвинулась ближе и закинула ноги на диван. Её правое бедро прижало мою ладонь к дивану. Я боялся вытащить его из-под неё. А вдруг она подумает, что я боюсь прикоснуться к ней? Руку держащую бокал, женщина закинула на спинку дивана и уже сидела ко мне лицом, а второй взялась за стопы, поджимая под себя ноги, предварительно скинув туфли.
     
Когда песня закончилась, наши подошли к нам, выпили с нами, сказав, что видят, что нам друг с другом интересно, пошли танцевать дальше. Что-то тихо рассказывая, я непроизвольно повернулся к Элеоноре. Её лицо оказалось очень близко. Между нашим губами было сантиметра три. Я, вытащив руку из-под ноги женщины, и взяв её за шею, притянул к себе, одновременно двигаясь ей на встречу. Наши губы сомкнулись. Я почувствовал приятную влажность её губ, я опять ощутил необычайно приятный аромат этой женщины. Теперь уже к запаху духов добавился запах её волос.
     
Я, чуть пососав губы, сильнее прижал рот женщины к себе, чтоб она не смогла отпрянуть. Мой язык начал проникать в рот Элеоноры. А никто и не думал отстраняться. Она сама, оставив бокал на спинке дивана, обвила мою шею руками и хотела целоваться. Я опустил свою руку, и она легла на бёдро женщины. Я тут же ощутил, что кожа её была уже не такой как у девушек, но упругости её могли позавидовать многие. А тем временем мой язык уже глубоко проник в рот Элеоноры и страстно исследовал его полость своим кончиком. Я ласкал им зубки с обеих сторон, я пытался достать горлышка, я лизал стенки рта, одновременно посасывая. Язычок женщины весело игрался с моим языком, сплетаясь в танце. Она жадно сосала меня. Моя рука уже двигалась по бедру женщины, поглаживая её. Когда я пальцем приподнял ткань платья, и стал продвигаться рукой к промежности, Элеонора засосала меня сильнее, и я понял, что это ей нравится.
     
Музыка

закончилась. Вдруг резко осознав, что сейчас подойдут наши, я освободился от губ женщины и убрал руку. Каково там. Повернувшись в другую сторону, я увидел как Женя повисшая на Алексее страстно целуется с ним, а он уже обоими руками нагло мнёт попку моей жены. Она виляла ей, и верилось, что ей хорошо. Странно, но меня это не смутило. Сейчас я интересовался другой женщиной. Я повернулся к Элеоноре и мы, поняв, что оба заметили происходящее, улыбнулись друг другу.
     
 — Очень хорошо целуешься. – Прошептала она мне на ухо.
     
В этот момент подошли наши. Алексей, налив всем и подняв рюмку, сказал:
     
 — Я хочу предложить вам кое-что.
     
Он достал из кармана 500 долларов и, не переставая обнимать Женю, протянул мне. В голову закрались дурные мысли. Я слышал, что творится на турецких курортах.
     
 — Она не продаётся.
     
 — А чего ты решил, что я хочу купить её у тебя? Просто предлагаю обмен. В молодости у людей не хватает денег, в старости хочется вернуть молодость. Давайте поделимся друг с другом того, что у нас в избытке. Мне очень нравится Женя. Да и ты, по-моему, не против. – Он взглядом указал на вздыбившиеся шорты и руки жены, лежащие у меня на груди, и нее. – Вы слышали о свинге?
     
 — Вот вы о чём. – Сказал я. И уже обращаясь к Жене. – Ты как?
     
Она пожала плечами. Ответ женщины отвечающей «не знаю», переводится, конечно, как «да». Элеонора, взяв у Алексея деньги, засунула их мне в карман.
     
 — Это наш подарок вам.
     
 — Да, ладно. – Пытался было отказаться я.
     
 — Ну, раз вы не против, мы пойдём к вам в номер. – Подвёл итог Алексей и, взяв Женю на руки, с бутылкой мартини удалился.
     
Я повернулся к Элеоноре.
     
 — Ты и в правду классно целуешься. – Повторила она.
     
 — Я хочу тебя, хочу сразу, как увидел.
     
 — Так чего же ты ждёшь? Быстро в ванну. Вы сегодня много танцевали. Халат и полотенце в шкафу.
     
Приняв душ, я нашёл халат и, одев только его, вышел в комнату. Женщина, указав мне присесть, сама зашла в ванну. Я, включив телевизор, налил себе, и сев по центру дивана принялся ждать свою любовницу.
     
Дверь ванны распахнулась и я, повернувшись к ней, увидел Элеонору. Она не только искупалась, но и сексуально оделась и накрасилась. На ногах одетых в чёрные чулки с кружевными резинками, были надеты лакированные чёрные туфли. Гладкие, шёлковые трусики и лифчик эротично прикрывали лобок и груди. На руках были капроновые перчатки до локтей. Абсолютно прозрачная шаль была накинута на её плечи. Моё желание разгорелось с новой силой.
     
Элеонора, встав передо мной на расстоянии метра 3, принялась танцевать, как будто исполняла стриптиз. Её движения были легки и грациозны. Покачивая бёдрами, она гладила себя по животику и бёдрам, сильно возбуждая воображение. Я откинул полы халата и хотел, было подрочить стоящий как столб член, но, подойдя и присев между моих раздвинутых ног, женщина убрала мою руку. Она взяла одной рукой ствол члена и стала слегка двигать кожицу на нём. Затем она сдавила член и из его дырочки выдавилась капелька смазки. Приблизившись губами к головке, Элеонора слизнула эту капельку. Она подняла глаза, и наши взгляды пересеклись. Не отрываясь далее от моих глаз, женщина принялась лизать гладкую поверхность головки. Пройдясь после по уздечке, она полностью поглотила губами головку и принялась нежно посасывать её, не забывая подрочивать ствол.
     
Такого сказочного минета мне не приходилось испытывать никогда. С таким изяществом…
и опытностью Элеонора доставляла неведомые мне до сих пор ощущения. Она зубами взялась за головку, и легко покачав, головой изобразила тигрёнка пытающегося откусить кусок мяса, доставив мне лёгкую, но очень приятную боль. Когда кончики ноготков коснулись мешочков яичек и пощекотали их, я испытал райское наслаждение. Затем она взяла в ротик моего дружка полностью, и сначала плавно, затем быстрее, принялась, не разжимая губ и не прекращая сосать, двигать головой. Я запустил руку в её волосы и нежно гладил ей ушко, а она, глядя мне в глаза, продолжала наяривать головой и ласкать, перекатывая в ладонях, мне яйца.
     
Если бы так продолжалось дальше, то я бы быстро кончил. Но я не хотел этого. Я, перестав ласкать краешек уха, взял её за горло и, сняв с члена лицо, принялся приближать его к своему. Она послушно потянулась к моему рту, одновременно вставая с пола, залезла на меня, обняв бёдрами. Она сначала лизнула мне соски, поцеловала их, затем, начав целовать грудь и шею, принялась подниматься к лицу. Обхватив меня за шею и слившись со мной в страстном поцелуе, сильно прижалась ко мне. Я, положив одну руку на талию, вторую на попку сильно прижал её к себе. Головка члена упёрлась в животик и, прижавшись к пупку, слегка елозила по нему. Я чувствовал её горячее тело, глубокое дыхание и когда осознал, что надо начинать, то, приподняв её за попку и сдвинув в сторону мокрые от возбуждения трусики, попытался вставить член между губок. Но он не находил пути. Тогда Элеонора, взяв его рукой, сама направила его в свою пещерку и присела.
     
Мокрое влагалище принялось медленно поглощать долгожданного гостя. Несмотря на годы, оно было достаточно тесным. Я головкой ощущал каждый миллиметр пройденного пути, чувствовал с какой нежностью, раздвигаются мышцы возбуждённого влагалища, как они нежно обволакивают мой член. Когда, надавливая на попку, я понял, что моё достоинство полностью пропало в лоне Элеоноры, мы дружно выдохнули. Она чуть приподняла голову. Этого мне стало достаточно, чтобы начать покрывать нежными поцелуями её шею, плечи и грудь. Сильно сжав булочки её попки, я принялся тихонько двигать её на себе. Женщина тоже хотела меня. Я почувствовал, как, напрягая бёдра, она сама уже привставала на мне. Иногда останавливаясь, она принималась, двигая только попой, тереться клитором об основание моего члена. Освобождённый от необходимости трахать я принялся гладить и ласкать её тело, изучая спинку, талию, ножки. Гладя ножки в чулках и дойдя до туфель, был приятно обрадован тем, что она не скинула их.
     
Элеонора прижала моё лицо к своей груди. Наши письки, издавая чавкающие звуки трахались. А я, лаская попку, дотронулся кончиком указательного пальца до дырочки её попки. Она была мокренькая, но как мне показалось твёрденькой. Я немного погладил ее, двигая пальцем между ягодиц. Остановившись, Элеонора, взявшись руками, сама раздвинула половинки попки, давая простор моему пальчику. Я же принялся производить круговые движения вокруг дырочки, и, почувствовав, что она расслабилась, ввёл туда палец на всю длину. Вздох наслаждения возник над моим ухом. Она снова начала двигаться на мне, а я стал помогать, держа её за бедро. Мой палец чувствовал, что творится во влагалище Эли. Я ощущал поступательные движения головки, я даже нащупывал кровотоки на стволе члена. А женщина, постанывая, увеличивала темп. Она уже тихонько выла.
     
Я, погладив Элеонору по спине, поднял руку и попытался расстегнуть бюстгальтер. Она сопротивлялась. Я, приблизительно зная её возраст, догадывался почему, но решил настоять и всё-таки стянул его.
     
 — Какая красивая грудь, — пытаясь успокоить женщину, я лизнул сосок.
     
Посасывая, я чувствовал, как быстро твердеет эта бусинка. Элеонора была уже сильно возбуждена и сильно

охала, насаживаясь на член и палец. Как только я коснулся кончиком я зыка второго

соска, женщина, на секунду застыв, и взвыв, вдруг начала биться в конвульсиях оргазма. Она тряслась как в судороге, она сильно сжимала мою голову в своих объятиях, она виляла попкой сидя на члене, она до адской боли сжала своим влагалищем моего дружка. Я сосал ей грудь и двигал членом, пытаясь продлить столь бурный и долгий оргазм.
     
Она ненадолго обмякла на мне. Но, почувствовав, как я двигаю членом, попросила шёпотом прямо на ушко продолжать. Я же тем временем вставил второй палец в её ослабившуюся попку и ласково водил ими. Элеоноре понравилось, как я игрался кончиком языка с её вставшими сосками, и она, чуть отстранившись и взяв руками свои груди, давала сосать их мне. Я смачно причмокивал и слегка покусывал сосочки. Ей это очень нравилось. Она сама попробовала наклониться и лизнуть свободный от моих поцелуев сосок. Не дотянувшись язычком, она бросила это занятие и принялась лизать мне внутренности уха.
     
Тем временем я, приподнял женщину за попку и, вытащив из её киски отлично смазанный член, приставил его к дырочке попки. Раздвигая и одновременно нажимая на половинки попки, я вонзил свой меч в ждущую его попку.
     
 — Давай, — громко выдохнула женщина, чуть не прокусив мне ухо.
     
Я даже почувствовал, как в мой живот упёрся напрягшийся клитор. А она, упёршись руками в мои плечи, закинув голову назад и закатив от наслаждения глаза, начала поступательные движения задом. Я чувствовал, как головка члена ласкает стенки прямой кишки, как нежно и плотно обтягивает колечко попки мой столб. Тесная попка, знающая толк в ублажении мужчины, быстро достигла желаемого, и я доведённый до предела принялся кончать, изливая мощные струи горячей спермы прямо внутрь Элеоноры. От теплоты заполнившей её она тоже кончила, и мы дружно воя слились в едином оргазме.
     
Я поднял голову. Эля, наклонившись, впилась в меня поцелуем.
     
 — Ты как? – Она не хотела вставать и покидать мои объятия.
     
 — Я? Просто здорово! Ты приятна.
     
Мы болтали, не выпуская друг друга из рук.
     
 — Попка не болит?
     
 — Не болит. А почему она должна болеть? А у тебя? — И она расхохоталась.
     
 — У меня всё ещё впереди, – и чуть помедлив и вызвав удивление на лице Элеоноры. – Я опять хочу тебя.
     
Я встал и посадил женщину на диван. Став на колени между её ног, я принялся целовать её груди. Постепенно опускаясь, я перешёл на животик. Когда губы достигли трусиков, я, взяв их за резинку зубами, стал стягивать. Когда трусики достигли колен, моему взору уже полностью открылся вид на её киску. На её лобке была копна чёрных кучерявых волосиков, тщательно подбритых со всех сторон и создававших вид аккуратной причёски. Меж нег блестел от выделений розовый, на половину раскрывшийся бутон любви. Резко сняв дальше трусики руками, я приблизился к нему лицом. Запах источаемый им задурманил голову, и я лизнул один из двух нежных лепестков, вылезающий между плотных складок. Элеонора, дрогнув, ответила на это прикосновение. Она сидела, прикусив нижнюю губу, с зарытыми глазами и тяжело дышала. Её руки сильно сжали мягкие, обвисшие груди.
     
А я, уже вовсю исследовал её пещерку. Языком, полизав кончики половых губок, и помогая себе пальцами, широко раскрыл источник сладострастия и вылизывал его гладкие поверхности. Найдя в верхней части влагалища заветный бугорок, я, взяв его губами, принялся посасывать, одновременно касаясь его кончиком языка. Элеонора уже не дышала, она стонала. Не переставая сосать клитор, я вставил её в киску два пальца и принялся трахать ими её. Выпустив клитор, я опустился лицом ниже и лизнул дырочку её попки. Она инстинктивно сжалась и выдавила из себя капельку…
белой, густой жидкости. Я понял, что это моя сперма и слизал её. Лизнув пару раз и почувствовав, что дырочка стала мягче, я надавил на неё кончиком языка. Она, поддавшись, раскрылась, впуская внутрь мой язык. Я высунул его на самую большую длину и ласкал ей внутренности.
     
Не переставая трудиться пальцами во влагалище Элеоноры, и поглаживая клитор, я приложился губами к попке и высосал из неё всю сперму. Как только я вернулся обратно и попробовал лизнуть клитор, женщина опять кончила. И я опять старался продлить её оргазм.
     
Теперь была моя очередь насладиться ею. Встав и посмотрев в глаза женщины, полные счастливого удовлетворения, я поднял её ноги, и, уперев тонкими каблучками её туфель себе в плечи, вогнал член ей в жаждущее лоно любви. Яйца ударились о поверхность дивана. Держа её за бёдра в чёрных чулках, я ощутил возбуждающую гладкость капрона.
     
Я начал сначала медленно, а затем всё быстрее и глубже вонзаться в неё. Я трахал её не останавливаясь, минут пять. Я рычал как зверь, я терзал её, а она, превратившись в послушного ягнёнка, поддавалась. Перевернув женщину, я поставил её на диван «раком» и опять грубо вошёл в неё. И опять начал неистово вгрызаться ей в киску.
     
Элеонора, упёршись грудями в спинку дивана, раздвинула руками попку и я, не долго думая, вогнал туда член. Там было ещё много спермы, и член легко двигался в виляющей попке. Женщина легко шлёпнула себя по ягодице, , а я уже озверевший, очень сильно ударил её ладонью по другой стороне попки. Она радостно вильнула, а я, поняв, что это ей нравится, принялся лупить её по попе и бёдрам, под её громкие требования:
     
 — Ещё, ещё!
     
Поняв, что хочу кончить, я сказал об этом Элеоноре и, выйдя из неё, стоя принялся дрочить. Пока она поворачивалась ко мне лицом, я начал спускать. Первые две струи упали на грудь и лицо женщины, а остальные угодили в широко раскрытый, подставленный ею рот. Я громко кричал и дрочил кончая. А она, заглотив член, отсосала

остатки спермы. Я плюхнулся на диван. Отрешённым взглядом я смотрел, как улыбающаяся женщина размазывала на свои соски стекающую по груди густую белую жидкость. Она наклонилась ко мне, обняв и поцеловав, прошептала:
     
 — Никогда, не подумала бы, что ты такой зверь в постели.
     
В дверь постучали и, не дожидаясь ответа, вошли Женя и Алексей.
     
 — Как вы тут? – Глядя на нас, обнявшихся и потных, с довольной улыбкой на лице, спросил мужчина. – Вижу, время зря не теряли.
     
 — У нас всё хорошо? Дай нам выпить. Надеюсь, и вам было хорошо.
     
Женя и Алексей довольно улыбнулись. Женя надела на меня шорты и собрала другие мои вещи. Мы выпили налитый нам Алексеем, алкоголь и, одевшись и договорившись завтра позавтракать вместе, долго не рассусоливая подробности, ушли с Женей в свой номер.
     
Уже лежа в постели и чувствуя, что Женя тоже не может заснуть, я спросил:
     
 — Тебе было хорошо любимая?
     
 — Да как тебе сказать. Я не понимала, что со мной происходит, с тех пор как мы увидели их. Хоть он и старый, мне сразу сильно захотелось его. Он такой нежный, внимательный, ласковый в постели. Хоть и не такой жеребец как ты, и член мне ему пришлось поднимать наверно час, но мне все равно понравилось, как он меня трахнул. Надеюсь, ты не в обиде. Я люблю только тебя. Я ему завтра откажу, если будет приставать. Я не хочу, чтоб ты обижался.
     
 — Я и не думал обижаться.
     
 — Кстати, он мне ещё триста долларов дал. Сказал на сексуальное бельё. Ты не против, чтоб я себе купила трусики и чулочки, ну, там подвязочки всякие и другое? Какой цвет ты больше любишь?
     
 — Она как я понял, тоже любит такое. Нет не против.
     
 — Ты действительно не обижаешься?
     
 — Всё нормально. — Я прижал её к себе, и мы быстро заснули.

Поделиться с друзьями: